В Бурятию проникают Китайские драконы.

13:01
384

#Время_историй

Китайские мафиозные группы, действующие на территории Бурятии, являются частью глобальной сети китайской организованной преступности под названием Триады.
В Бурятию проникают Китайские драконы.

Китайские «триады» оказывают большое влияние на криминальную обстановку в России, особенно на приграничным с Китаем российских территориях. По мнению ряда специалистов, преступная деятельность на территории РФ китайских ОПГ, обладающих огромными финансовыми, организационными и интеллектуальными ресурсами, не только наносит колоссальный экономический ущерб России, но и начинает угрожать самим её национальным интересам

По оперативным данным, рядовых членов «Триады» отличают показная внешняя скромность — до аскетизма, строгая иерархия, слепое повиновение «боссам», беспощадность, круговая порука и обет молчания. «Триада» всегда придает огромное значение конспирации и, за очень редким исключением, не оставляет практически никаких материальных следов. Глава триады, которого обычно называют «Драконом» или «Головой дракона» («Лунтоу»), находится в Китае, т.е. вне досягаемости российских государственных органов. Отряд входящих в триаду боевиков возглавляет «старейший» («Лаода») или «хозяин» («Банчжу»). Рядовые члены банды именуются «монахами» или «братьями». Отбор в ряды членов триад сопровождается жесткими требованиями и проводится в форме инициации.

Для этого всегда требуется рекомендация четырёх рядовых членов триады и одного руководителя, а принимаемый в триаду всегда должен быть чистокровным китайцем. Некоторые члены триады имеют особые отличительные знаки в виде татуировок. Например, у шанхайской триады «Шенсыбан» отличительный знак — «сигарета на предплечье». По словам одного из главарей, триады в России занимаются бизнесом и защищают себя «от внешнего мира». Уникальная черта триады как преступной организации состоит в том, что рядовые члены группировки никогда не знают своего главаря. Это обстоятельство дает организации большую живучест.

По имеющимся данным, основными «Триадами», действующими в России, являются пекинская, шанхайская и харбинская.

Огромный ущерб нанесен в последние годы лесам Иркутской области. Получив разрешение якобы на санитарную рубку, лесозаготовители (ими являются, как правило, нанимаемые китайцами местные жители), вырубают только первосортный пиловочник и берут при этом только нижнюю, самую ценную часть ствола, а остальное бросают на месте рубки. Заплатив за кубометр круглого леса 40 долл., китайские фирмы реализуют на международных лесных биржах пиломатериалы из России уже по 500 долл. за кубометр. В свою очередь, китайское правительство приняло закон, способствующий такому грабежу российских природных ресурсов путём запрета приобретения в России обработанных лесоматериалов

Китайские триады также активно вовлечены в торговлю российскими женщинами с целью сексуальной эксплуатации и ими из России осуществляется массовый «экспорт» женщин в Китай. Китайские преступные группы поставляют российских женщин для занятия проституцией в казино в Макао и Гонконге, часто расплачиваясь с российскими преступными группировками наркотиками в обмен за оказание содействия. По официальным оценкам, около 15 тысяч российских женщин, выехавших в Китай из регионов российского Дальнего Востока, находятся там в рабстве и принуждаются к занятию проституцией. По мнению российских оперативных работников, эта цифра занижена, как минимум, вдвое.

В обратном направлении, из Китая в Россию, идет также организованный триадами поток китайских мигрантов, часть которых оседает в РФ, а другая следует в Европу.

Существует множество фактов, указывающих на то, что деятельность китайских ОПГ вместе с массированной китайской миграцией на Дальнем Востоке России приобретает масштаб, угрожающий ее национальной безопасности и способный в перспективе привести к утрате российского суверенитета над этими территориями. В определенной степени это уже свершившийся факт. При показном соблюдении российского суверенитета реальная обстановка в приграничной с Китаем части России зачастую определяется не решениями российских властей, а действиями китайских ОПГ, китайских землячеств и китайских же государственных организаций.

По мнению известного специалиста по российско-китайским отношениям академика В. Мясникова,«есть все признаки того, что мигрирующие по России и практически неподконтрольные российским властям китайцы уже создали на российской территории сложившуюся нелегальную сеть, которая выполняет функции связи, координации, информации и даже помощи»

Российские ОПГ получают немалые выгоды от криминального сотрудничества с китайскими "коллегами", но в силу огромного превосходства китайских триад в методах и ресурсах попадают в полную зависимость от них. Более того, в российских спецслужбах считают, что в результате действующие в Приморье местные преступные группировки, сами того не зная, стали низовыми структурными подразделениями или, того хуже, расходным материалом для китайских триад, применяющих хорошо продуманную долгосрочную стратегию захвата новых территорий