Монголия смещает акценты: зачем теперь нужны селенгинские ГЭС

18:20
1473
В Иркутске прошло первое заседание российско-монгольской рабочей подгруппы по рассмотрению планов по строительству гидротехнических сооружений на реке Селенга и её притоках с научной точки зрения.
Монголия смещает акценты: зачем теперь нужны селенгинские ГЭС

Главным итогом встречи стала перемена риторики представителей Монголии относительно основных целей ГЭС на притоке Байкала и водоотвода Орхон-Гоби, сообщает i38.

И снова о последствиях

Заседание научной подгруппы растянулось на полтора дня, его проводили 13-14 апреля. В составе делегаций были как представители научного сообщества, так и чиновники. Российскую сторону возглавила начальник отдела сотрудничества по линии межправкомиссий департамента международного сотрудничества Минприроды России Анна Балакирева, монгольскую – руководитель Департамента по координации объединенной политики по землеустройству и воде Министерства окружающей среды туризма Ш. Мягмар.

– Российской стороной была проделана большая работа по рассмотрению проекта технического задания на региональную экологическую оценку проектов гидротехнических сооружений, – сказала Анна Балакирева. – Мы неоднократно говорили о том, что для определения влияния этих объектов на экосистему Байкала необходима комплексная экологическая и экономическая оценка энергетических проектов Монголии.

Во время встречи иркутские учёные вновь представили выводы аналитической работы, заказанной Минприроды РФ. Исследование было призвано дать прогнозы, как ГЭС в Монголии отразятся на состоянии Байкала. Завлабораторией Института систем энергетики имени Мелентьева СО РАН, д.т.н. Вячеслав Никитин напомнил, что итоги этого исследования уже показали, что последствия селенгинских гидроэлектростанций однозначно негативно повлияют на озеро, вопрос остаётся только за тем, насколько серьёзными они будут. Самое серьёзное влияние окажет ГЭС Шурэн, чуть меньшее воздействие – за Эйгин-Голом, а водоотвод Орхон-Гоби несёт за собой самые малые риски.

– Наибольшую опасность для экосистем составляют повышенные расходы зимой. При пониженных расходах в весеннее-летний период тоже возникаю свои проблемы, но они происходят в относительно меньшем масштабе, – говорит академик. – Изменения водного режима может сказаться на условиях работы водопользователей, но это очень минимально.

Его слова дополнила завлабораторией Института общей и экспериментальной биологии СО РАН, к.б.н. Наталья Борисова, которая рассказала о том, как среагирует биота на регулирование стока Селенги. По её словам, это обернётся неминуемой катастрофой для экосистемы реки и Байкала. Из них исчезнут некоторые виды рыб, в том числе омуль, байкальский осётр, таймень.

– Все уровни воздействия взаимосвязаны. Последствия воздействия первого порядка проявляются почти сразу, второго – позже, но они уже безвозвратны. Воздействия третьего порядка могут проявиться через длительный период, но тоже проявятся. Воздействия четвёртого порядка – это, например, зарастание прибрежной территории, – говорит биолог. – Вся река ­– это единый организм. Всё, что происходит в верховьях, обязательно скажется на стоке. Воздействие ГЭС будут отсрочены, через год мы можем их не увидеть, но они всё равно обязательно проявятся.

От энергодефицита к воде

Традиционно яркой, эмоциональной речью разразился президент Монгольского энергетического общества Да. Гандболд. Однако, если на публичных слушаниях в Иркутске в 2017 году он рьяно доказывал приоритет обеспечения немногочисленных жителей своей страны бесперебойной электроэнергией над сохранением «двух видов рыб», то на встрече двусторонней подгруппы совершенно неожиданно для представителей российской стороны его курс резко сменился. Вдруг оказалось, что проблемы энергосбережения вторичны, а перед Монголией остро стоит вопрос обеспечения своих жителей, особенно населения южных гобийских районов, питьевой водой.

– В Монголии сегодня три миллиона человек. Мы ставим вопрос об обеспечении водными ресурсами населения, чтобы эти три миллиона человек имели хотя бы каждые сутки примерно от 50 до 100 литров относительно свежей и безопасной воды. Этого у нас нет. 75% монгольского населения сконцентрированы в трёх крупных городах, оставшиеся 25% разбросаны на огромнейшей территории. Около трёхсот человек распределены на гобийских южных регионах, куда современная инженерная инфраструктура абсолютно не дошла, – говорит глава Монгольского энергетического общества.

Гандболд также заявил, что монгольские ГЭС вообще не стоят такого внимания и нет нужды их обсуждать на таком уровне. О кумулятивном эффекте говорить тоже не приходится, дескать, из всех четырёх объектов – Шурэн, Эйгин-Гол, Орхон-Гоби и Чаргайт – хорошо, если хоть один будет построен. Главная цель этих ГЭС – водохранилища, а получение энергии является всего лишь бонусом, который Монголия может обратить в свою пользу. Постулат о водоснабжении позже подтвердил и руководитель монгольской делегации Ш. Мягмар.

Однако стоит отметить, что проекты в гидроэнергетике и водоснабжении – это совершенно разные вещи. В последние несколько лет обсуждаются именно вопросы энергодефицита Монголии. В прошлом году в Бурятии и Иркутской области, сейчас в Иркутске обсуждались проекты именно энергетические. Проект техзадания на региональную экологическую оценку (РЭО), а также исследования иркутских учёных касалось ГЭС как источника электроэнергетики. Планы по водоснабжению потребуют разработки совершенно других документов, пояснил позже научный руководитель ИНЦ СО РАН Игорь Бычков.

– Мы рассматриваем реализацию проектов с учётом решения задачи выработки электроэнергии и, соответственно, из-под этого рассматриваются, каков должен быть объём вырабатываемой электроэнергии, сколько воды надо сбрасывать, как изменяются гидрологические условия, – пояснил академик. – Если мы говорим о необходимости водоснабжения, то возникает вопрос доставки определённого объёма воды в какие-то районы, соответственно, это отбор воды из водохранилищ и тогда энергетика уже влияет на третью-пятую-десятую часть, связанную только с удешевлением строительства плотины для образования водохранилища. То есть совершенно другая задача, другой подход, совершенно другую РЭО (региональная экологическая оценка) должно быть.

Тем не менее, вся предыдущая работа не уйдёт «в трубу», говорит он, поскольку дефицит энергоресурсов объективно существует. Альтернативные источники в этом вопросе могут «закрыть» проблему. Однако пока о РЭО по проектам водоснабжения речи не идёт, поскольку у Монголии нет даже намёток по техзаданию. Фактически этот вопрос Монголия впервые озвучила «вслух».

Договориться удалось

Так или иначе, в эту встречу в Иркутске сторонам удалось достичь некоторого компромисса по проектам гидроэнергетики. Уже сейчас российская сторона подготовила больше ста замечаний к проекту ТЗ для РЭО, полный перечень представят Монголии к 1 мая. Затем монгольская сторона в максимально короткие сроки подготовит новую версию техзадания и матрицу принятых и отклонённых замечаний. Одним из главных достижений работы подгруппы стало, что Россия и Монголия договорились о включении ГЭС Эйгин-Гол в РЭО проектов строительства гидротехнических сооружений в бассейне главного притока Байкала. Решение внесли в официальный протокол.

Кроме того, в протоколе закрепили необходимость существенно переработать раздел альтернативных энергоисточников. Стороны согласились доработать его, провести анализ реалистичных вариантов. Также монгольская сторона предложила включить в состав разработчиков РЭО, помимо независимых экспертов, российскую группу, хотя пока и непонятно, в каком составе она будет.

Помимо этого, Россия предложила внести в проект техзадания обобщающий раздел с описанием влияния гидротехнических сооружений Монголии на экосистему и водохозяйствование на реке Селенга в границах России и Байкал.

– Монголия неоднократно заявляла, что не заинтересована в том, чтобы нарушить экологический баланс на Байкале, но у них есть некие экономические, политические соображения. Задача учёных – предложить варианты. В конце концов, решение принимает правительство. Политики могут прислушаться к мнению учёных, могут полностью согласиться, могут частично, но дальше ответственность за властями, – сказал Игорь Бычков.

Академик также отметил, что российскую сторону не устроило время, которое отведено на РЭО. Это всего полгода, но комплексную оценку за такой сжатый период провести невозможно.

Готовый проект техзадания и замечания российских учёных будут отправлены во Всемирный банк, который кредитует РЭО, и ЮНЕСКО. Затем от этих организаций последует обратная реакция, определяющая, каким должен быть итоговый документ.