Закрыть
Новости Бурятии

«Новая Бурятия»: Борьба за право называть мошенником

20:46
109
На 29 апреля в Улан-Удэ намечено очередное судебное заседание по иску бывшего руководителя ПАО БайкалБанк Вадима Егорова о защите чести и достоинства в отнош...
«Новая Бурятия»: Борьба за право называть мошенником
На 29 апреля в Улан-Удэ намечено очередное судебное заседание по иску бывшего руководителя ПАО БайкалБанк Вадима Егорова о защите чести и достоинства в отношении бывшего первого зампреда правительства Бурятии Владимира Гедебрехта



Напомним, что в ноябре 2018 года Гейдебрехт выступил на телеканале АТВ, где обвинил Вадима Егорова в хищении со своего счета значительной суммы средств в 2015 году. Также он обвинил Егорова в банкротстве банка, назвав Егорова «нехорошим человеком», а также призвал к возбуждению против него уголовного дела. Вадим Егоров обиделся и подал на него в суд иск, посчитав оскорбительными слова «нехороший человек».



- Владимир Оттович, с осени 2018 года общественность Бурятии наблюдает за вашей публичной дискуссией с экс-председателем правления ПАО «БайкалБанк» Егоровым относительно похищенного у вас вклада. Были ли попытки Егорова В.Н. объясниться с вами по этому поводу?



- Во-первых, спасибо за интерес к моему вопросу. Во-вторых, я бы не называл это дискуссией, поскольку г-н Егоров не соизволил лично ответить на мои высказывания в его адрес, а направил в суд своего адвоката Козлова М.А., где тот занял позицию простую, как школьная линейка. Он просит подтвердить каждое мое слово доказательствами.



Например, сейчас я сказал, что «…г-н Егоров направил своего адвоката Козлова М.А. в суд…», так вот в следующем суде адвокат Козлов М.А., или любой другой его юрист, может заставить меня доказывать тот факт, что г-н Егоров направил адвоката Козлова М.А. в суд. Я, конечно, не смогу доказать это, поскольку я утверждаю это, исходя из обстоятельств, из которых следует, что г-н Егоров – истец, а Козлов М.А. – его юрист. Для меня очевидно, что адвокат не по своей инициативе обращается в суд, а по просьбе своего клиента, но формально я это доказать не могу.



Вот в этом и заключается тактика Егорова В.Н. и его адвоката. Я это воспринимаю, как крючкотворство и трусость. Вместо того, чтобы явиться в суд и лично дать свое объяснение по существу, Егоров В.Н. присылает адвоката для оценки слов, а не дела. Это – что касается вопроса о дискуссии и попыток объясниться.



- На каком этапе сейчас находится развитие вашей ситуации?



- Этап сейчас следующий – 7 декабря 2018 года возбуждено уголовное дело в отношении Егорова В.Н. по статье 201 УК РФ – злоупотребление полномочиями. Я категорически не согласен с такой квалификацией, и сейчас мои юристы работают над тем, чтобы добиться переквалификации.



Я целенаправленно и последовательно добиваюсь своего права называть бывшего председателя ПАО «БайкалБанк» Егорова Вадима Николаевича тем, кем я его считаю, то есть мошенником. Для меня важно, чтобы был соответствующий судебный приговор. Сейчас мне приходится подчеркивать, что это мое мнение, но я добьюсь справедливости и получу право заявлять об этом безапелляционно.



- Если резюмировать по хищению вашего вклада, то здесь, более или менее, понятно – органы следствия МВД по Бурятии обвиняют Егорова В.Н. в злоупотребление правом, а вы настаиваете на том, что в его действиях содержится состав мошенничества. Верно?



- Все верно. Я считаю и это мое мнение – бывший председатель ПАО «БайкалБанк» Егоров Вадим Николаевич – мошенник и трус, скрывающийся за спиной своего адвоката Козлова М.А.



- Хорошо, с этим более или менее понятно. А как обстоят дела с уголовным делом о предварительном банкротстве самого ПАО «БайкалБанк», возбужденным еще осенью 2016 года?



- Лично для меня и тех людей, с которыми я делюсь этой информацией, ответ очевиден. И факты, которые имеются в моем распоряжении, меня убеждают в том, что банкротство ПАО «БайкалБанк» не было стечением случайных обстоятельств. Считаю, что это результат последовательных действий бывшего председателя правления ПАО «БайкалБанк» Егорова В.Н. Но это мое личное мнение, и я хотел бы поделиться теми фактами, на основании которых я сформировал это мнение. Пусть каждый из читателей сформирует свое мнение, и если кто-то придет к другому выводу, то мне будет интересно это мнение выслушать.



Итак, для того, чтобы получить ответ на вопрос о том, в результате чьих действий ПАО «БайкалБанк» обанкротился необходимо отталкиваться от фактов. Ведь факты – упрямая вещь. Какие факты в этом деле можно считать бесспорными и очевидными:



- факт первый – 31 октября 2016 года банк признан банкротом, и вот уже третий год идет процедура его банкротства;



- факт второй – в реестр кредиторов банка включены требования 2 517 кредиторов на сумму 7 286 222 000 руб.;



- факт третий – 9 ноября 2016 года следственным управлением МВД по Республике Бурятия возбуждено уголовное дело по признакам преступления предусмотренного ст. 196 УК РФ – преднамеренное банкротство, то есть имеются основания полагать, что банкротство банка стало результатом чьих-то преднамеренных и злоумышленных действий;



- факт четвертый – за обозримую историю существования банка им управляли всего два руководителя – Егоров В.Н. (с 29 января 1998 года по 3 июня 2016 года) и Авдеев В.В. с 1 по 28 августа 2016 года. В короткий период между этими двумя руководителями обязанности руководителя временно исполняла Раднаева Эржена Баировна;



- факт пятый – Авдееву В.В. инкриминируется неудавшаяся пытка «хищения» недвижимого имущества банка, кредитного портфеля банка и ценных бумаг. Также инкриминируется удавшееся «хищение» 13 кг золота и 100 млн рублей, которые, кстати, они сами же в банк и внесли, когда в мае 2016 года стали новыми акционерами банка.



Я сознательно закавычиваю слово «хищение», поскольку у меня нет доступа к материалам его дела, чтобы что-то заявлять безапелляционно. Я просто исследую факты. Так вот, этот пятый по счету факт мне говорит о том, что, исходя из обвинения предъявленного Авдееву В.В., в сухом остатке в результате его действий из банка убыло 13,7 кг золота, что приблизительно равно 38 млн руб.



И даже, если к этим 38 млн руб. прибавить еще 100 000 000 руб., да, хоть 200 000 000, то все равно это не может служить причиной банкротства банка и невозможностью рассчитаться с 2 517 кредиторами на сумму 7 286 222 000 руб. (более 7 млрд руб.).



- Получается, если у Авдеева В.В., который, кстати, обвиняется в этом не один, не получилось вывести имущество из банка, и оно там остается, то оно и пойдет на расчет с кредиторами? Как вы считаете, его будет достаточно?



- Судите сами – г-на Авдеева обвиняют в неудавшейся попытке хищения имущества банка. Если попытка была неудавшаяся, то, следовательно, активы банка должны состоять из этого самого имущества, которое не удалось «похитить».



Давайте подсчитаем вместе: недвижимое имущество стоимостью – 741 273 291,47 руб., дебиторская задолженность на сумму – 1 718 359 804,61 руб., ценные бумаги на сумму – 387 855 652,22 руб. и 209 800 000 руб.



Итого активы банка составляют 3 млрд руб., а долги – 7, 2 млрд руб.



- Возникает вопрос, а где тогда еще 4 миллиарда?



- Именно! И этот вопрос, в рамках уголовного дела о преднамеренном банкротстве банка, следует задать господам Авдееву В.В. и Егорову В.Н. Но, в первую очередь, конечно, Егорову В.Н., поскольку расследование в отношении Авдеева В.В. уже завершено, и сумма ущерба понятна.



А вот в отношении господина Егорова В.Н. расследование еще толком не начиналось, хотя есть данные, установленные компетентными органами. Из них следует, что с 19 марта 2012 года по 25 апреля 2016 года в банке было оформлено 432 номерных (!) кредита на общую сумму 1 315 500 000 руб. Это, кстати, незаконно.



То есть, получается, что в еще период руководства банком г-ном Егоровым В.Н. из банка в неизвестном направлении исчезли 1,3 млрд рублей. Это лишь один эпизод, поскольку «дыра» в банке составляет 4,2 млрд рублей.



- И вы считаете, что это все делал Егоров В.Н.?



- Задам встречный вопрос, который, впрочем является риторическим – как вы считаете, мог ли председатель правления ПАО «БайкалБанк» Егоров В.Н. не замечать на протяжении четырех лет исчезновение из банка таких сумм, что в итоге банке потерял 1,3 млрд рублей? Это – по эпизоду с номерными кредитами.



Как мне представляется, такое возможно только в одном случае, если Егоров В.Н. был бы просто невменяемым, но насколько я его знаю у него с вменяемостью все в порядке. Тут проблемы иного порядка.



- Действительно. Как вы думаете, Егоров В.Н. мог это все проделывать один? Куда смотрели акционеры банка?



- Отвечая на ваш предыдущий вопрос о том, где деньги банка, я привел только один пример вывода из банка денежных средств – наиболее крупной суммы в 1,3 млрд. руб. Уверяю, что таких примеров несколько, но там счет идет на сотни миллионов рублей.



Что касается того, кто еще мог быть задействован в выводе денег из банка, то, думаю, это могли быть Попова Ольга Григорьевна – руководитель отдела вип-обслуживания и Катаманова Елена Олеговна – руководитель отдела управления рисками розничного кредитования. Оба этих руководителя уволились практически одновременно с Егоровым В.Н. в июне 2016 года с разницей в несколько дней. Одна – 9 июня, а вторая – 10 июня 2016 года.



Насчет бывших акционеров банка у меня есть информация, которая позволяет мне считать, что через этих акционеров банк контролировал лично Егоров В.Н. Но это отдельная большая тема и лучше ее обсудить отдельно.



- Хорошо, не будем сейчас об акционерах, а вот насчет указанных вами женщин. Вы их обвиняете в пособничестве Егорову В.Н.?



- Боже упаси меня от того, чтобы кого-либо в чем-либо обвинять, пусть этим занимаются органы следствия. Моя задача сделать так, чтобы эти самые органы следствия надлежащим образом исполняли свои обязанности.



- Вы считаете, что органы предварительного следствия ненадлежащим образом исполняют свои обязанности?



- Судите сами. Про то, что Егорову В.Н. вменяют злоупотребление, вместо мошенничества я вам уже рассказал. Теперь скажу о том, что я думаю относительно уголовного дела, возбужденного по признакам ст. 169 УК РФ – преднамеренное банкротство. Это уголовное дело было возбуждено 9 ноября 2016 года и приостановлено 9 ноября 2016 года. Результата расследования мы не наблюдаем.



В отношении Авдеева В.В. возбуждено отдельное уголовное дело по ст. 160 УК РФ – присвоение или растрата. Я считаю и многие юристы со мною согласны – то, что инкриминируют Авееву В.В., охватывается диспозицией ст. 196 УК РФ – преднамеренное банкротство или даже ст. 195 УК РФ – неправомерные действия при банкротстве.



Поэтому я считаю, и это мое личное мнение, что уголовное дело против Авдеева В.В. было инициировано с тем, чтобы не расследовать уголовное дело по факту банкротства банка. Потому что в рамках уголовного дела о преднамеренном банкротстве банка можно было бы спокойно разобраться, во-первых, в том, кто из руководителей банка истинный виновник его банкротства – Егоров Вадим Николаевич, Авдеев Виталий Викторович или кто-то другой; а, во-вторых, и самых главных – разобраться и установить, где активы банка, которые должны были обеспечить требования вкладчиков и клиентов банка на почти 7, 3 млрд руб.?



Калининград, апрель 2019



«Новая Бурятия»

Источник: baikal-media.ru

Комментарии

test