Закрыть
Новости Бурятии

Мнение: «Первоначально была идея создать именно музей, но для этого нужно собрать очень много докуме

22:18
61
Предприниматель, коллекционер, создатель первой частной галереи в Улан-Удэ Лев Бардамов в программе «Мнение» радиостанции «Эхо Москвы» комментирует детали св...
Мнение: «Первоначально была идея создать именно музей, но для этого нужно собрать очень много докуме
Предприниматель, коллекционер, создатель первой частной галереи в Улан-Удэ Лев Бардамов в программе «Мнение» радиостанции «Эхо Москвы» комментирует детали своей биографии, увлечение коллекционированием, историю создания галереи, историю появления в ней нескольких экспонатов, страницы истории Верхнеудинска - Улан-Удэ, и другие темы.



Лев Бардамов - уроженец села Эрхидэй Осинского района Иркутской области: «Моя деревня очень древняя, ей 300 лет. Закончил бильчирскую среднюю школу в соседней деревне, и в 1990 году переехал в Улан-Удэ. Воспитывался в школе-интернат № 2 на Стеклозаводе, а потом вернулся домой, и получил аттестат в бильчирской средней школе».



На вопрос об увлечении коллекционированием герой программы «Мнение» ответил так: «Я воспитывался у своего деда, который был очень щепетильным человеком - топор-колун, отвёртка, грабли, коса, старые чугунные кувшины, сундуки - всё у него было в чистом виде, он говорил - если взял, поставь на место. Спектакль «Бильчирская история» в бурятском театре драмы именно про мою деревню Эрхидэй - в 1962 году пришла большая вода (в связи со строительством Иркутской ГЭС – ред.), которая затопила много деревень. Приливы и отливы оставляли на берегу очень много утюгов, дуг, стремян – почистишь их, принесёшь домой - это у меня с детских лет. Потом, когда начал бороться, получал призы в виде картин – повесишь её дома, и на душе радостно, или какую-нибудь вазу подарят. Со своим отцом, Львом Николаевичем Бардамовым мы виделись редко, я с ним не рос. Его отец, мой дед, Николай Николаевич Бардамов был женат на Анне Ильиничне Егоровой, дочери купца. Её дедушка был Тит Алексеевич Егоров, купец первой гильдии, в этом роду и Лариса Ильинична Егорова. Я, деревенский мальчик, приехал в гости в Улан-Удэ, на Солнечную, 26. Обедали мы там в зале, сидели на венских стульях, и в квартире было очень много картин. Они оставили у меня очень глубокое впечатление, которое потом перешло в коллекционирование. Вообще, детство – это самое интересное время».



По мнению Льва Бардамова, коллекционеры - это охотники: «Они наметили цель, и идут к ней, они этим живут. Потом, когда они получают то, за чем охотились, начинают её реставрировать. А после того, как придал вещи нужный вид, наступает третий этап – хвастовство. Ты начинаешь показывать её, и рассказывать, где ты эту вещь нашёл, и при каких обстоятельствах. Это очень трудный, но очень интересный путь, и интересен он тем, что ты знакомишься с уникальными людьми».



Коллекционер вспомнил несколько случаев появления у него уникальных экспонатов: «Я хочу поблагодарить Инессу Ильиничну Соктоеву, ей уже 92 года - это наш искусствовед, хранитель и пионер искусствоведения Бурятии. Когда я с ней познакомился, она очень тепло меня приняла, и я начал рассказывать о своей концепции галереи. Она внимательно слушала, а потом говорит своей дочери – известному художнику Наталье Улзытуевой: «Наташа принеси, пожалуйста, картину Романа Сидоровича Мэрдыеева». А я до этого его работы видел только в каталогах. Она передала мне картину, я посмотрел, и передаю обратно. А Инесса Ильинична говорит: «Лев, возьмите, это вам». С таким прекрасным, удивительным человеком меня свела судьба. Были и другие моменты – как-то позвонил мне Юра Эрдынеев, и рассказывал, что картины Тонечки Бритовой свернули и выбросили на улицу. А Тоню я тоже знал только по каталогам. Картин было много, и они были в очень ветхом состоянии. Она хорошо писала натюрморты, и эти картины каким-то чудом удалось сохранить. Я их натянул на подрамники, почистил, отреставрировал и вывесил в галерее. Вообще, сначала я всё приносил домой, и скоро дома картины уже некуда было ставить. А тут ещё я познакомился с заслуженным художником Республики Бурятия Валентином Фёдоровичем Архиповым. Его полотна посвящены именно Верхнеудинску – «Острог», «Одигитриевский собор», «Троицкий собор» - я у него их купил, но девать их было уже некуда. В 2005 году я обратил внимание на дом № 13 по улице Калинина. Познакомился с жителями этого дома, выкупил у них квартиры, и началась реконструкция. Это был тяжелейший труд - я сколько раз говорил себе, что ввязался не в ту драку, но в итоге получилось одно из красивейших заведений, куда я вложил частичку своего сердца. И вся коллекция из моего дома плавно переехала туда, но потом места хватать опять перестало, и возникла задумка создать музей».



Герой программы «Мнение» рассказал, как начиналась его галерея: «В 2007 году на Набережной, 14 была база с магазином, где продавали фрукты и овощи, а во дворе - большой ангар. Я приехал в комитет управления имуществом и землепользования - там сказали, что базу можно купить, но сначала я взял это всё в аренду, но поднять её было просто невозможно – 150 тысяч рублей в месяц. Потом я смог выкупил этот земельный участок, и через несколько лет началось строительство музея. Первоначально была идея создать именно музей, но для этого нужно собрать очень много документов, это большая волокита – галерею открыть намного проще. После открытия галереи господин Банчиков впервые пригласил меня с Анатолием Михайловичем Сахировым на телевидение – очень много вещей для галереи я приобрёл именно у него. Сначала я хотел назвать галерею «Музеем старины» или «Лавкой старины», а Анатолий Михайлович говорит – надо называть «Лев Бардамов». И так и появилась галерея Льва Бардамова. Я реконструировал старое одноэтажное здание и настроил мансарду для картинной галереи, где собрал 800 картин наших бурятских художников, начиная с 1931 года и заканчивая Тонечкой Бритовой, Юрой Чирковым и Солбоном Раднаевичем Ринчиновым. В галерее было 17 залов, сейчас открылся 18-й зал – старо-монгольское письмо. Есть экспозиции, посвящённые казакам, семейским, бурятам, эвенкам, евреям. В Верхнеудинске в начале XX века евреи были вторым по численности народом – здесь проживало около 1600 человек, у них была двухэтажная синагога с большим куполом со звездой Давида. Сигельманы, Наум Капельман, Самуил Розенштейн другие известные люди жили и работали здесь, сделав большой вклад в экономику. Но сейчас всё это забыто, синагоги нет, там сейчас получают образование (в здании синагоги находится учебный корпус ВСГУТУ на пересечении улиц Смолина и Свердлова – ред.)».



Коллекционер очень рад, что успел познакомился с Сергеем Александровичем Тиминым: «Это был прекрасный человек. Когда он был на открытии галереи, то обнимал меня и говорил – спасибо, теперь и умереть не страшно – картины отца нашли своё место. А до этого они хранились в гараже и на балконе – я у него купил картину «Партизанка Авдошина», портрет Лхасарана Линховоина, «Красавицу Ангару» с Ларисой Сахьяновой. Александр Иванович Тимин был очень сильный художник, много сделавший на ниве изобразительного искусства в Бурятии». Вообще, собирание коллекции заключается именно в знакомствах с людьми, и у каждого своя история».



Лев Бардамов рассказал историю появления в его галерее дореволюционной пивной бутылки из Верхнеудинска: «Я ехал в Кяхту, когда мне позвонила художник Люба Воронцова. Она говорит – Лёва, сколько может стоить стеклянная бутылка Кобылкина? Я говорю – это кот в мешке, а на бутылке что-нибудь написано? Она говорит – написано «А. К. Кобылкин». Я сразу говорю - не может такого быть, через два часа буду, больше никому не звони! Приехал к ней, и первый раз в жизни подержал в руках эту уникальную вещь. До этого я только читал об Александре Кузьмиче Кобылкине, но сведений о нём очень мало. Он почил в 1918 или 1920 году, и нереально много сделал для города Верхнеудинска, но сейчас просто-напросто забыт – ни улицы, ни вывески – ничего. И такая же история с Трунёвым, Титовым, Голдобиным, но, у тех хотя бы дома сохранились. Мы все любим смотреть на улице Ленина на дом с атлантами Наума Капельмана или на дом Иосифа Самуиловича Розенштейна, в котором сейчас находится факультет иностранных языков БГУ. Но, я всем говорю – съездите на Батарейку, там есть старые дома на улице Оцимика и дом на Новокузнецкой, 1. Посмотрите, какой Кобылкин был гигант того времени - в начале ХХ века он построил трёхэтажное здание, которым можно наслаждаться издалека, если едешь по улице Трубачеева. Я раз в неделю обязательно езжу посмотреть на это здание – фасад моей галереи я срисовал именно с этого дома. Но Кобылкин был не просто меценатом, промышленником и владельцем стекольных и винокуренных заводов - он заботился о своих работниках, строил им дома. Дома на Оцимика уже вросли в землю, но элементы оформления этих домов – карнизы, кованные козырьки, ступени - просто восхищают. Своим работникам он оплачивал больничные, у Кобылкина работал сам Михаил Владимирович Танский, который 23 года возглавлял верхнеудинскую больницу – это были выдающиеся люди, которые сейчас забыты».



По словам коллекционера в мае его команда планирует начать реконструкцию Соборную улицу: «Ещё до галереи я видел, что на этой улице творится и сердце обливалось слезами – то там ставня упала, то там написали, то там оторвали. Чтобы сохранить всю нашу старину, нужен большой труд».



Источник: baikal-media.ru

Комментарии

test