Закрыть
Новости Бурятии

Мнение: «Наши чиновники сидят шикарнее иркутских раза в три-четыре-пять»

17:23
172
Исполнительный директор клуба «Байкальские стратегии», командир «Добровольческого корпуса Байкала», координатор «Байкальской экологической коалиции» Андрей Б...
Мнение: «Наши чиновники сидят шикарнее иркутских раза в три-четыре-пять»
Исполнительный директор клуба «Байкальские стратегии», командир «Добровольческого корпуса Байкала», координатор «Байкальской экологической коалиции» Андрей Бородин в программе «Мнение» радиостанции «Эхо Москвы» комментирует свой отъезд в Иркутск, работу в клубе «Байкальские стратегии», ситуацию с возможным подтоплением Улан-Удэ, наводнение в Тулуне, лесные пожары в Сибири и на Дальнем Востоке, и другие темы.



Андрей Бородин рассказал о своей работе в Иркутске: «Сейчас в клубе «Байкальские стратегии» мы работаем над созданием региональной повестки развития по тем ключевым направлениям, по которым мы видим ресурсы и потенциал для позиционирования Байкальского региона на долгосрочную перспективу. У нас определены шесть приоритетных отраслевых направлений - развитие туризма, развитие цифровой экономики, развитие биотехнологий, развитие урбанистики и развитие науки. В дополнение к этим отраслевым направлениям у нас есть две сквозных темы - развитие образования и развитие предпринимательства. По истории Байкальского региона мы знаем, что здесь всегда жили достаточно пассионарные и смелые люди, которые не боялись идти вперёд. Наверное, не многие знают, что в Иркутске в своё время располагались Адмиралтейство и Русско-Американская компания, которая управляла Аляской. Наша задача - рассказать новому поколению о том, что такие достижения в нашей истории уже были, и, самое главное, показать, что нынешнее поколение более чем способно повторить такие же результаты. Нам самим нужно осознать, что мы не какая-то провинция, из которой все мозги уехали в центр или за границу - здесь остаются люди, которые душой и телом прикипают к нашей малой родине, и ответственность за её развитие остаётся на нас. Если мы будет формировать такую программу развития и мотивировать молодёжь к такому взгляду на ситуацию, я думаю, что у нас всё получится. Эта работа в долгую, с горизонтом 2035-2050 года - по большому счёту, не при нашей жизни, но мы уверены, что это нужно делать, и так или иначе эта работа будет иметь влияние и на развитие нашей республики».



По словам героя программы «Мнение», «сейчас мы входим в период наследования всех больших бизнес-империй, которые были построены на излёте 90-х годов. Тогда можно было «по-дружески» получить удобные земельные участки для размещения крупных торговых центров, объектов развлечений, ещё чего-то – всё это сейчас надо будет передавать в чьи-то руки. Хорошо, если в каких-то семьях есть преемственность, где дети готовы, воспитаны и специально обучены, но, с другой стороны, современные компетенции для управления должны отличаться от компетенций бизнесменов, которые сделали себя в 90-е годы. Понятно, что будет какой-то процесс слияния и поглощения федеральными игроками – много было разговоров про федеральные сети, которые могут выкупить часть наших сетей. Понятно, что будет и просто выход в кэш, закрытие бизнеса и отдых на Канарах. Дай бог, чтобы были такие кейсы, как у Билла Гейтса, когда деньги вкладываются на перспективу в благотворительные проекты, но пока я не слышал об этом у нас в республике. Какой лет через двадцать окажется структура собственности, кто будет «владеть» Республикой Бурятия, то есть, контролировать основные центры прибыли за исключением федеральных корпораций? Сейчас многие аналитики говорят, что огосударствление экономики, по большому счёту, сыграло плохую роль в развитии нашей страны, но, тем не менее, какая-то трансформация будет происходить, и если мы хотим ставить целевые ориентиры, то нам надо прорабатывать какие-то консенсусные модели. Если смотреть на транзит власти в Бурятии в 2017-2018 годах, то все те «Дяди Баиры 1.0», которых мы как-то боготворили, во многих случаях отошли на второй план».



Общественник рассказал о новом проекте «Siberia Global»: «У нас есть интересный проект с задачей посмотреть на экосистему нашего региона как на аналог Амазонии, которой даёт львиную долю кислорода для атмосферы южного полушария. Сибирская тайга – это аналог Амазонии для северного полушария, но в тайге таится достаточно серьёзная угроза - запасы метана под вечной мерзлотой. Метан - это тот же самый углекислый газ с его влиянием на озоновый слой и вообще на экосистему планеты. Поэтому если процесс таяния ледников будет убыстряться, то у нас есть серьёзные вызовы планетарного масштаба, которые зависят от Сибири, и в этом отношении те масштабные пожары, которые сейчас происходят, тоже не останутся без определённых последствий. Эту тему практически никто в Сибири сейчас не изучает, но у нас есть партнёры из Москвы и из других стран, с которыми мы обозначаем такой проект».



Андрей Бородин ответил на вопрос о наиболее ярких отличиях Иркутской области от Бурятии: «Один из моментов, которые явно бросаются в глаза в Иркутской области - это то, что там достаточно молодое поколение находится в орбите принятия решений. Тот же председатель Думы Иркутска Евгений Стекачёв – это выпускник «Молодой Гвардии» 1981 года рождения, и таких ребят достаточно много. Там сложилась такая экосистема развития, когда старшие понимают необходимость какого-то динамизма в управлении регионом, и так или иначе, в формате тестовых решений, в формате проб и ошибок, выдвигают молодёжь на какие-то первые роли. Этого нашей республике, по-моему, не хватает. И в Иркутской области я бы отметил очень аскетичное существование бюрократического и чиновничьего аппарата. Как мне говорили, это специфика ещё советского периода, когда автономные республики практически приравнивались к союзным, и, соответственно, все внешние атрибуты власти были более пышными, а областных центрах всё было более скромно. И министерство имущественных отношений, и министерство образования Иркутской области буквально занимают чуть ли не какие-то каморочки, где люди работают в очень стеснённых условиях, но не переживают относительно этих внешних моментов - это очень бросается в глаза. Наши чиновники сидят шикарнее иркутских раза в три-четыре-пять».



Командир «Добровольческого корпуса Байкала» считает, что мы реально вошли в многоводный период, который пришёл на смену очень засушливому этапу в Байкальском регионе, длившемуся практически 15 лет: «Все пожары последних лет как раз были связаны с этим этапом. Пик воды в Селенге год или два назад был 28-го августа, поэтому нам надо подождать ещё три недели - в Монголии периодически идут дожди. По идее многоводный период должен продлиться 10-15 лет, но проблема нынешнего прогнозирования в том, что мы экстраполируем на сегодняшний день данные прошлых периодов, которые основывались на относительно стабильном развитии планетарной экосистемы. Сейчас же мы отмечаем достаточно серьёзный продолжительный рост температуры на планете Земля, и это приводит к достаточно жёстким климатическим изменениям. Для всех нас наступают достаточно сложные дни – в результате таяния ледников собачьи упряжки бегут по колено в воде, тощие белые медведи выходят на материковые свалки - это всё очень серьёзно».



Герой программы «Мнение» высоко оценил усилия властей Бурятии в борьбе с огнём: «В Республике Бурятия вблизи населённых пунктов ничего не горит, и эта ситуация стабильная практически с начала пожароопасного сезона. Оперативность тушения в первые сутки составляет в среднем в Бурятии 87 процентов, и это очень высокий показатель. Здесь надо отдать должное руководителю штаба Петру Степановичу Мордовскому, который, несмотря на высокие финансовые затраты, принимает решения, что пожары, реально представляющие угрозу, надо тушить на ранних стадиях».





Источник: baikal-media.ru